Официальный сайт  
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ФУТБОЛЬНЫЙ КЛУБ
АРСЕНАЛ ТУЛА

Артур Малоян: «Мой главный козырь – скорость»

Артур Малоян: «Мой главный козырь – скорость»
04.08.2014
Новости клуба

«Большое интервью» на страницах официального издания ПФК «Арсенал» к матчу 2 августа с «Зенитом».

В жизни 25-летнего форварда тульских канониров Артура Малояна было событие, разделившее карьеру на «до» и «после».

Едва появившись в «Арсенале», он отметился дублем в июньском спарринге в Туле с «Долгопрудным». Поближе познакомиться с дебютантом красно-желтых мы решили на сборе в Словении, и Малоян произвел впечатление открытого и искреннего собеседника.

- Артур, вы родом из Краснодара. Вам свойственны черты характера южного человека?

- До 14 лет жил в Краснодаре, начинал играть в футбол в СДЮШОР №5, после чего перешел в школу московского «Спартака». Да, во мне есть южный темперамент. В чем он выражается? На поле меня легко завести сопернику, не терплю грубости и хамства, когда играют в кость, бьют локтем в лицо. В то же время я совсем не против честной мужской борьбы.

Другая черта характера – настойчивость. Если бы не она, наверное, уже давно закончил бы с футболом.

- О чем вы говорите? Вам еще играть и играть!

- Кратко расскажу, как складывалась карьера. После спартаковской школы попал в дубль красно-белых, затем, в конце 2008 года, состоялся мой дебют в основе «Спартака». Датчанин Лаудруп доверял молодежи. Арсенальцы Саша Зотов и Влад Рыжков из этой же обоймы.


Потом вышло так, что пришлось скитаться по арендам – «Анжи», «Урал», брянское «Динамо». В Брянске летом 2011 года случилась беда: за 10 минут до окончания тренировки товарищ по команде – не хочу называть его имени – въехал мне в голень и порвал крестообразные связки на правом колене. Так началась моя двухлетняя эпопея по возвращению в футбол, включавшая четыре операции и долгую реабилитацию.

- Почему так часто приходилось ложиться под скальпель?

- Первая операция прошла неудачно: месяц спустя колено распухло, потребовалось еще два хирургических вмешательства. Снова делали в Германии. Когда отошел от наркоза, выяснилось, связка не прижилась. Я был близок к отчаянию. Еще полгода вынужденного простоя. Мне чуть больше двадцати лет, но смогу ли вернуться в футбол? Честно говоря, уже готовился пойти зарабатывать на жизнь таксистом и одновременно поступать в вуз.

- Но немецкие врачи как раз славятся умением ставить футболистов на ноги.

- К сожалению, по этой части я большой дока. Считаю, что наши хирурги ни в чем не уступают западным специалистам. Разница лишь в сервисе. В немецкой клинике персональная палата с телевизором, холодильником, индивидуальным уходом и так далее.

Мои злоключения – простое невезение. Когда готовишься к операции, подписываешь бумаги, в которых говорится, что медики не гарантируют 100-процентной защиты от инфекции. Вот какой-то микроб и сделал свое подлое дело. Один шанс из миллиона, и он, увы, выпал мне.

- С четвертой попытки эскулапам наконец удалось вылечить многострадальное колено.

- Операция прошла в Баден-Бадене, к тому времени я уже вернулся в «Спартак». После разрыва «крестов» перелом лодыжки в «Урале» (отдавал мяч в касание, а в меня въехали двумя ногами) показался невинной шалостью соперника. Никому не пожелаю испытать то, что я испытал. Пусть людей нашей профессии, если это возможно, обходят стороной даже незначительные повреждения.

- Своих обидчиков помните?

- Да это добрейшие люди! (смеется) И с одним, и с другим хорошо знаком. Жаль, что на поле порой происходят труднообъяснимые вещи.

- Травма сильно изменила ваши взгляды на футбол в частности и на жизнь вообще?

- Я бы разделил карьеру на «до» и «после» того эпизода в Брянске. Всегда отдавался футболу по-максимуму, но раньше у меня порой проскальзывало… как бы поточнее выразиться… разгильдяйство. Нет, спортивный режим для меня святое, но в свободное время мог отдохнуть в клубе, в веселой компании. Сейчас все иначе. Внутри себя подкрутил все гайки. Не побоюсь утверждать, что теперь на все сто я профессионал футбола.

Мало кто верил в мое возвращение, но я смог проявить характер, волю, настойчивость. Я стал крепче и сильнее.

Врачи запрещают мне становиться на лыжи, кататься на сноуборде. Как-нибудь переживу. На досуге возьму удочку и пойду рыбачить с Зотовым, который тоже большой любитель.

Вынужденное отлучение от любимой игры помогло иначе взглянуть на окружающую действительность. Футболисты, чего уж скрывать, привыкли жить на широкую ногу. Но многим людям, особенно пожилым, нужна помощь. Не считаю это проявлением какого-то благородства, но часто в магазине доплачиваю бабушкам за покупки. Не могу видеть, если они откладывают продукты на кассе из-за нехватки денег.

А вообще у меня есть мечта построить церковь.

- Артур, давайте все же отойдем от не слишком веселой темы травм. Влад Рыжков до сих пор с упоением рассказывает о том «Спартаке», о матчах Лиги Европы, особенно в Лондоне против «Тоттенхэма» в декабре 2008-го.

- У меня те же чувства. С Рыжим против «шпор» вышли в старте. Не скрою, коленки у нас, девятнадцатилетних, тряслись. Мы были молоды, азартны, полны куража. Почувствовали нерв большой игры, вкус Англии. Я понял, что могу играть на таком уровне. С Дзюбой образовали пару нападения, Артем забил два мяча, вели 2:0, но не удержали победный счет – 2:2.

В «Спартаке» хорошо получалось, Микаэль Лаудруп не боялся бросать юнцов в бой. Казалось, перед нами открываются новые горизонты, но датского тренера сменил Карпин и зачехлил всех – Малояна, Рыжкова, Григорьева, Горбатенко. Только Зотов остался еще на какое-то время.

- Получается, иностранец в большей степени заботился о перспективах популярного клуба, чем наш соотечественник и бывший игрок красно-белых?

- Тут много странного, но теперь какой смысл вдаваться в подробности?

- И началось для вас путешествие по городам и весям в качестве арендованного футболиста.

- Не слишком удачный период в карьере, не влился в струю первого дивизиона. Исключение только Брянск, до травмы, конечно. В «Динамо» был на виду, авторитетные интернет-ресурсы признавали одним из лучших в ФНЛ.

- Всегда играли чистого форварда?

- Почти всегда. В Брянске считанные разы ставили на край полузащиты, причем мне было без разницы – справа или слева, одинаково играю с двух ног.

- Назовите свои сильные стороны.

- Мой козырь – скорость, а точнее – скоростной дриблинг. К счастью, травмы не отразились на нем. Быстрый и резкий я от природы. Навыки стал развивать с семи лет. Мой отец, зовут его Михаил Альбертович, человек рабочей специальности и большой фанат футбола. Вот он и возился с первоклассником Артуром. Тренировался два раза в день – утром с ребятами на два года старше, вечером – с папой. Прошло немного времени, и я догнал третьеклассников, выходил на игры вместе с ними.

Одной скорости для футбола мало, с мячом надо плавно обращаться. Вот над этим усиленно работал в детские и юношеские годы.

- Родители ваши самые преданные болельщики?

- Они и супруга Александра. Отец, наверное, больше меня переживал из-за крестов. Мама Галина Анатольевна – медик, для нее главное, чтобы я был здоров. О моей прекрасной половинке могу сказать одно: Сашенька во всем поддерживает, создает атмосферу тепла и домашнего уюта. Когда в семье все хорошо, на поле можно прыгнуть выше головы. Кстати, жена в Ярославле занималась спортивными бальными танцами и медалей и кубков у нее больше, чем у меня. (смеется)

- Вот и подошли мы к ярославскому этапу карьеры Артура Малояна, который для тульских болельщиков отмечен скорее со знаком минус. Вы же приложили ногу к самому болезненному поражению «Арсенала» в первом дивизионе.

- Было дело. Но ведь в первом круге Тула крупно выиграла у «Шинника» - 4:0. Давайте обо всем по порядку.

Зимой 2013 года «Шинник» выкупил права на меня у «Спартака». В минувшем сезоне ФНЛ у ярославцев не было финансовых проблем только первые пару месяцев, а затем мы, по сути, играли из любви к искусству. Хороший коллектив сложился в «Шиннике», главный тренер Побегалов заслуживает самых добрых слов.

К ноябрьскому матчу с «Арсеналом» подготовились очень ответственно, изучили тактику туляков 3-5-2, а сами перешли с обычной расстановки 4-4-2 на 4-3-3. В самом начале мне удался красивый гол в «девятку», во втором тайме сделал голевой пас Володе Корытько. 5:0 – итог матча, жаль, на стадионе не было ни души. Стадион «Шинника» наказали за беспорядки в кубковой встрече со «Спартаком». А получилось, что наказали болельщиков волжан.

- Как относитесь к фанатам, срывающим матчи, нападающим на игроков?

- Как тут можно относиться? Не понимаю этих людей. К ним бы применить английский опыт – отлучить от футбола. А по некоторым и тюрьма плачет.

- В Туле большой ажиотаж перед стартом в премьер-лиге. Поддержка трибун для вас много значит?

- Конечно! Моральная поддержка может наполовину обеспечить успех. Когда зрители болеют, будешь лезть на каждый мяч, умирать на поле.

- В «Арсенале» вы тоже в аренде…

- Аренда аренде рознь. Стремился попасть в команду Дмитрия Аленичева, однако обстоятельства сложились так, что стал возможным лишь этот вариант. Скажу больше. Все напоминает мой дебют в «Спартаке». Спустя пять лет я снова в премьер-лиге! Это мой очередной вызов и даже не хочется упоминать об аренде.

- Легко адаптировались в «Арсенале»?

- Вернулся в свою стихию, в умный, конструктивный футбол. Рыжков, Зотов - старые товарищи рядом, всегда помогут. И с другими ребятами быстро нашел общий язык. Мне импонирует, что здесь пытаются играть, а не бороться, нет пресловутого бей-беги. Больше держать мяч внизу – передачки, пасики, игра в касание. Чик-чирик, одним словом. Дмитрий Анатольевич с помощниками знают свое дело.

- Что скажете о связке нападения?

- Чаще всего в спаррингах играю с Лешей Базановым. Стремлюсь достичь оптимального взаимодействия, мне еще предстоит найти нужный баланс между своими и командными действиями. Не сомневаюсь, к августу мы прибавим.

- Непросто будет забить многим соперникам. Чемпион страны ЦСКА – традиционный поставщик «оборонки» в сборную России, а у «Зенита» один Гарай чего стоит…

- Да, это такие крепкие и крупные орешки, разгрызть которые сложно любому. В то же время нельзя пасовать перед авторитетами. После своей травмы утратил чувство страха. Понимаю, что если буду бояться соперников, ни о каком положительном результате не придется говорить. О ЦСКА подумаю непосредственно перед встречей с армейцами, да и о матче с петербуржцами размышлять рановато. Придет день, разберем игру каждого. А перед выходом на поле внимательно посмотрю на того игрока, против которого буду действовать на газоне. Есть у меня такое правило.

- В «Арсенале» выбрали №38. Это с чем-то связано.

- Дмитрий Анатольевич тоже интересовался. В детстве играл под одиннадцатым номером, и мне нравилось это, считал, что такие цифры больше всего мне подходят. В школе «Спартака» дали №22, и я подумал: это же два раза по 11. В дубле играл под №56, а 5+6=11. Затем достался 38-й – та же арифметика… В «Урале» был №38, в брянском «Динамо» - №11. Но «кресты» поставили крест на единичках. Начиная с «Шинника», я снова №38, к которому привык.

- Рискнете дать прогноз на выступление «Арсенала»?

- Прогноз давать не буду, но считаю, что Тула не будет вымучивать борьбу за выживание. Возможно, не всегда получится играть ярко и красочно, но серой мышкой команда точно не будет.

- Как оцениваете свою жизнь в футболе?

- Несмотря на все невзгоды, ни на что не жалуюсь. Если бы начинать сначала, выбрал бы ту же дорогу. Себя без любимой игры не представляю. Впрочем, рано подводить итоги. Вместе с «Арсеналом» надо доказывать, что в премьер-лигу мы вышли всерьез и надолго.

Беседовал Евгений Овсянников

Фото Андрея Лыженкова и из личного архива Артура Малояна

 

Следующая

Предыдущая

Поиск
 
подпишитесь
на новости от
«Арсенала»

homsbox
Динамо - Арсенал Фотоблог