Официальный сайт  
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ФУТБОЛЬНЫЙ КЛУБ
АРСЕНАЛ ТУЛА

Евгений Овсянников: «Мой первый гонорар был полтора рубля»

Евгений Овсянников: «Мой первый гонорар был полтора рубля»
04.02.2016
Новости прессы

Пресс-атташе ПФК «Арсенал» рассказал корреспонденту «АиФ в Туле» Артему Жильцову о дедовщине, кризисе и шансах «канониров».

Пресс-атташе футбольного клуба «Арсенал» Евгений Овсянников, в недалёком прошлом известный газетный спортивный журналист, обычно рассказывает о других людях, но в этот раз мы решили поговорить не только о футбольном клубе, его игроках и тренерах, но и о нём - немаловажной части «Арсенала».

Евгений Овсянников: Родился я в Туле и, как многие ровесники, в детстве записался в футбольную секцию. Она работала при комнате школьника. Играл центрального полузащитника. Конечно, это было на любительском уровне: тренер выпивал, покрикивал на нас. А в 1979 году я впервые попал на Центральный стадион. Свободно зашел на трибуну под занавес матча «ТОЗа» с ивановским «Текстильщиком». Почему-то казалось, что Тула должна была громить всех подряд. Но меня ждало разочарование. В той игре мы уступили со счётом 1:2, но атмосфера стадиона околдовала.

– А в 1984 году ты начал карьеру диктора на Центральном стадионе. Как так получилось?

– Карьера, наверное, громко сказано. Мне было 16 лет, я уже ездил в Москву на матчи команд высшей лиги, слышал магический голос диктора Лужников Валентина Валентинова. Это был, что называется, Левитан от спорта. Его голос запал мне в душу, и в один прекрасный день я захотел делать что-то подобное в Туле. Зашел в радиорубку и попросил микрофон, старенькую «Октаву». Был уверен, что смогу объявлять составы и вести ход матча. К счастью, мне пошли навстречу. Я объявлял из радиорубки, которой давно уже нет, а после матча поровну делили с радистом гонорар – по полтора рубля на брата.

– Ты уже в то время задумывался о будущей профессии?

– Нет. Мне просто нравилась журналистика. В 15 лет я написал свой первый материал об «Арсенале», тогда еще «ТОЗе», и он вышел в газете «Коммунар». Так все и завертелось. С нетерпением ожидал увидеть свою фамилию в газете. В 8 утра бегал к киоску и покупал по 10-12 газет. Они стоили по 2 копейки. Некоторые старые номера до сих пор хранятся у меня дома.

– Ты поступил в институт, а в 18 лет пошел служить в армию. Как служилось во второй половине 80-х? Дедовщина процветала?

– Дедовщина была во все времена. Я попал в учебку войск радиоэлектронной борьбы в Тамбове, выпустился младшим сержантом, после чего меня перевели в Новомосковск. Приезжаю в часть, а в казарме встречают хмурые «деды»: «Красивые перчатки у тебя, давай сюда». Я возмутился и тут же получил удар в челюсть.

– И как справлялся с агрессией старослужащих?

– Мне повезло, я их почти не видел. Меня перевели в учебный взвод, и я занимался с молодым пополнением. Проходил курс молодого бойца. А один раз, еще в Тамбове, выступил нянькой для маленького сына командира роты. Он с женой поехал на концерт группы «Земляне», а я сидел с его Димкой. После казармы квартира ротного показалась мне настоящим раем.

– Получается, что ты два года отдавал долг Родине. Как считаешь, оно того стоило?

– (Пауза...) Определенно стоило. Негативных моментов хватало, но положительных сторон все-таки больше. Это школа жизни, которую молодому человеку, наверное, стоит пройти. Хотя как-то после демобилизации приснился сон, что мне опять служить ехать, так я проснулся в холодном поту.

Я окончил литфак, работал корреспондентом в газете. Делал обзоры на разные спортивные события. От шахмат до велоспорта. Иногда писал рецензии на театральные спектакли. Эта профессия приняла меня в свои ряды, слава богу.

– Кстати, о Боге. Ты веришь в седого старика на небе, который создал Землю и людей, как пишется в одной популярной книжке?

– Знаешь, прежде всего я верю людям. Меня восхищают благородство, бескорыстие, героизм. Взять вот трагедию с вертолетом, который в ноябре упал в Красноярском крае. Обыкновенный мужчина Николай Аносов оказался рядом с местом крушения и стал вытаскивать людей из обломков. Несмотря на угрозу взрыва или провала под лед, возвращался снова и снова.

– Ты бы так смог?

– Такие испытания – испытания на человечность. Хочется верить, что не струшу. Равнодушным себя не считаю. Если иду по городу и вижу человека на земле, подойду, вызову медиков. А позапрошлым летом получил камнем по голове за то, что вступился за африканских студентов.

Два парня поносили во все горло африканцев, шедших по проспекту Ленина, провоцируя на драку. Большинство оскорблений неслось в адрес темнокожей девушки. И она в ужасе кричала: «О, это Россия!». Мне было стыдно за все это, кинулся объяснять гостям из Африки, что далеко не все такие в нашей стране. Но драки было не избежать. Один из африканцев, весьма спортивной внешности, разбил хулигану губу. Тот скрылся в кустах, и через мгновение в нас полетел камень. Кровь залила мою рубашку, я боялся потерять сознание. Спасибо людям, которые вышли из соседнего магазина. Оказали первую помощь, затем приехали «скорая» и полиция. К расследованию подключился отдел по борьбе с экстремизмом, но никого из нападавших найти не удалось.

Помню, как испугались жена и дети, когда увидели меня после больницы. А я понял, что лучше бы сразу для верности вызвал полицию.

– У тебя два сына и очаровательная жена. Как встретился со своей второй половинкой?

– Знаком с Машенькой с института. Увидел ее на смотре самодеятельности. Она танцевала на факультете иностранных языков, а у нас был замечательный литературный театр. Ближе познакомились… на футболе. Маша переводила с немецкого для фирмы, укладывавшей на Центральном стадионе газон. Это был 1996 год. Гуляли без отрыва от производства: на стадионе и в его окрестностях, так как работы было навалом.

– А через два года страну затянуло в пучину хаоса. Как пережили?

– В то время у нас со старшим братом Николаем был собственный бизнес, хотя это громко сказано. Занимались частным предпринимательством, ведь на зарплату журналиста особо не проживешь. Хранили сбережения в четырех банках. И вот в августе 1998-го сидим у брата, смотрим программу «Время» и слышим: деньги в банках заморожены. А доллар-то взлетел вверх! Немая сцена, как в финале «Ревизора». Для Коли это стало последней каплей, и он вместе с семьей переехал в Америку.

– А ты отчего не подался за бугор?

– Не знаю... Я рад за брата, рад, что у него все замечательно сложилось. Но мне по душе здесь. На мой взгляд, надо пробовать менять людей, а не место жительства.

– А нынешняя ситуация не напоминает тот кризис?

– Очень похоже. К примеру, в нашей квартире установлен газовый котел для индивидуального отопления. Спустя время он начал барахлить. Похоже, нужно заменить теплообменник. Пару лет назад он стоил шесть тысяч рублей, то сейчас - семнадцать. А это зарплата моей Маши, кандидата наук...

– В советское время попроще дышалось?

– Я не настолько древний, моя взрослая жизнь началась, когда СССР доживал последние годы. Не могу и не хочу идеализировать то время. Понимаешь, наша страна все время находится в кризисе, иногда становится чуть тяжелее, иногда совсем тяжело.

– На протяжении 30 лет ты видишь, как меняется наш футбольный клуб. Когда «Арсенал» был наиболее сильным?

– В советское время это команда Ивана Золотухина. Этот заслуженный тренер РСФСР, тренировал «Арсенал» с 1983 по 1987 годы. Иван Васильевич был отличным психологом, настоящим энциклопедистом, мог поддержать беседу на любую тему. При этом для футболистов он был как отец. В 1998 году подобрался очень сильный коллектив, нам немного не повезло, что не вышли в высший дивизион. Разумеется, команда, которую выстроил Дмитрий Аленичев, заслуживает восхищения. Эмоции, связанные с выступлением в премьер-лиге, трудно с чем-то сравнить.

732-1.jpg

– Уйдя в «Спартак», Дмитрий Анатольевич забыл о нашем клубе?

– Нет. Звонил в Новый год, мы очень тепло пообщались. Это удивительный и простой в общении человек, которого не испортили медные трубы.

В мае 2014 года тульские блогеры попросили меня организовать встречу Дмитрия Аленичева с тружеником тыла во время Великой Отечественной войны, футбольным ветераном, вратарем Евгением Петровичем Федоровым. Несмотря на проблемы со здоровьем, Евгений Петрович внимательно следил из дома за игрой команды. Когда «Арсенал» вышел в премьер-лигу, ему очень захотелось увидеть главного тренера и пожать ему руку. Аленичев приехал к нему, вручил подарки, очень хорошо пообщался. Возвращаясь, на лестничной площадке мы встретили пожилую пару, собиравшуюся на дачу. В итоге кадки, ящики с рассадой и какие-то почти неподъемные вещи грузил победитель Лиги чемпионов и обладатель Кубка УЕФА Аленичев.

– Ну и напоследок давай поговорим об «Арсенале» нынешнего созыва. Вернемся в премьер-лигу?

– Загадывать не хочу даже. Будем надеяться на лучшее.


 

Следующая

Предыдущая

Поиск
 
подпишитесь
на новости от
«Арсенала»

homsbox
Одиннадцатый день третьих сборов Фотоблог